Людмила










Уже не одну минуту моя рука нависает над клавиатурой. Пальчики хищно нацелились на вожделенную клавишу. Но нажать на нее у меня пока не хватило решимости. Хочу нажать на "Enter", но не могу. Боюсь. Боюсь того, что последует за этим кликом. Если птичка улетит, в клетку ее уже не вернешь.

— Дура!  — вслух говорю себе.  — Жми, не бойся! Ты ведь сама этого хотела. Пусть теперь этот рогоносец полюбуется! Пусть посмотрит, какая у него жена!

— Но ведь не только он будет смотреть,  — рассудок пытался охладить мой пыл.  — Другие тоже увидят. Вот это меня настораживает и пока еще останавливает. Пугает меня известность на этом поприще... Что это за поприще такое я дальше расскажу.

Вот так я еще долго изгалялась бы над собой, если бы не крик, донесшийся с улицы через открытое окно. Крик был какой то бесшабашный, дурачился кто то Он был очень громкий и испугал меня. Рука моя рефлекторно дрогнула и пальцы, лежавшие на нужной клавише, непроизвольно нажали на нее. Сообщение с моей картинкой улетело в сеть. Поезд ушел, Людмила... Конечно, фотку можно удалить, есть такая опция на выбранном мною сайте. Но с каждой минутой возрастает вероятность, что кто то скачает ее или сделает репост. Все! Кто хочет видеть, пусть смотрит. Мой первый опыт в порнографии. Говорят, что первый блин всегда комом. Но мне почему то так не кажется. Хотя знаю, что будет море критики: мол старая, а туда же, в порнозвезды норовишь. Другие скажут, что качество снимка никакое. Иным не понравится что то еще. Есть такая разновидность людей — критики... В первый дни после загрузки своих первых пикантных фото на одном из порносайтов я комп выключила и не подходила к нему вообще. Боялась, если начну заходить на сайт и рассматривать картинки, возникнет соблазн удалить контент. Вот я и выдержала паузу, чтобы "саженцы" прижились на новой почве. Чтобы кто то смог скачать их или сделать репост.

История эта началась месяца три назад. Образовалось все буквально на пустом месте. Муж мой, Иван, сыграл в этой пьесе далеко не последнюю роль. В марте его проводили на пенсию. Хотя "проводили" не совсем правильно звучит. Здесь более уместно другое слово — "выперли". Иван всегда был ершист, но в последние годы это его свойство стало проявляться слишком явно. Конфликты на работе у него возникали из ничего. Вначале это были конфликты с начальством. Но мало-помалу он сумел настроить против себя большую часть коллектива. Даже закадычные друзья начали морщить нос. Короче, как только муж перешагнул через рубеж пенсионного возраста, ему сразу же "предложили" уйти подобру-поздорову. Как ни странно Иван не стал упорствовать и быстренько "накатал" заявление, которое с радостью было удовлетворено. Здравствуй, заслуженный отдых!

— Ванька, ты слетел с катушек,  — как то сказал ему, будучи у нас в гостях, лучший друг Стас, начиная очередную шахматную партию с мужем. Говорю "очередную", так как к тому моменту 

Станислав уже проиграл три.

— Слетел, говоришь,  — процедил муж, передвигая левой рукой пешку на новое поле. (Кстати, меня всегда поражали руки мужа. У него били очень маленькие кисти, как у женщины. Иван кичился этим и говорил, что это признак породы)

— Да, определенно, слетел! Ты мог бы еще работать и работать. Деньги лишними не бывают. А теперь сядешь на одну пенсию!

— Уже сел,  — ответил муж. Не отвлекайся, Стас, ферзя прозеваешь... А пенсия моя пусть тебя не тревожит.

— Ты пенсионер, жена твоя на пенсии, как вы жить собираетесь?

— Ты бы, Стас знал, размер моей пенсии, глаза бы на лоб вылезли!  — подумала я,  — от зависти вылезли бы

Шахматы в последние полтора-два года буквально поглотили мужа, хотя в недалеком прошлом он вообще ими не интересовался. Но как то были у нас в гостях золовка с мужем. Варвара женщина огонь, а муж ее, Федор, унылый тип, все решал шахматные задачки. Одну из них Федька подсунул моему супругу, наверное надеясь посрамить его. Не получилось посрамить, Иван достаточно легко разобрался в хитросплетении фигур и задачу решил, чем несказанно удивил Федора. Но больше всего муж удивил самого себя В тот вечер он сиял, как начищенный самовар. Гордость буквально распирала его! С той поры и вошли шахматы в нашу жизнь.

Сразу после выхода мужа на пенсию мы решили заняться ремонтом в нашем старом доме. Был у нас такой в одном из городских поселков. В том поселке администрацию возглавлял мой племянник, сын моей старшей сестры, Паша, теперь Павел Андреевич. Мы не так чтобы очень часто, скорее наоборот. Виной тому его жена, Полина. Стерва еще та. Она нас не очень то жалует. Не знаю, правда или нет, об этом по большому секрету поведала мне сестра, последнее время Полина стала неслабо закладывать за воротник. Такие вот пироги... Ну да ладно, давайте про нашу обитель.

Дом был большой, если не сказать громадный. Это был коттедж на два хозяина. Потом мои родители выкупили его полностью и теперь это мое наследство, поскольку мы с мужем живем в гражданском браке. Проводили здесь часть своих отпусков, приезжали на выходные. Состояние дома можно охарактеризовать коротко — глубокий совок. Были у нас сбережения и немалые. И решили мы часть из них выделить для ремонта. Наняли бригаду мастеров. Бригада это конечно слишком претенциозно. Их было трое. Старший из них, ему, что около тридцати, был предводителем их команды. Коротко стриженный блондин-крепыш. Бросалась в глаза роскошная серьга в его правом ухе

— Леша,  — представился молодой человек.

Он был явно не новичок на этом поприще и хорошо разбирался в своем деле. Об этом свидетельствовали его разумные доводы и суждения о предстоящих необходимых работах. Двое других были явно помоложе. Они с интересом рассматривали объект для их предстоящей деятельности, изредка вставляя короткие реплики. Мы обошли весь дом и прикинули, что необходимо делать в каждом помещении. Объем работы предстоял неимоверный как для этой 

немногочисленной компании. Поэтому, когда зашла речь о стоимости их работы и была названа весьма внушительная сумма, я не удивилась...

•  •  •

Вот уже неделю парни в поте лица преображают наш дом. Все идет гораздо медленнее, чем я предполагала. Как оказалось, прежде чем сделать что то новое, надо прежде убрать старое. Подготовительные работы отнимали уйму времени. Мы с мужем решили какое то время пожить здесь и понаблюдать за ремонтом. Благо работы шли только в одной части дома, во второй обитали мы. Единственное, что Алексей со товарищи сделали во второй половине было отверстия в стене, делившей дом пополам. Прямоугольные отверстия пробили во всех смежных комнатах под самым потолком. Как мне объяснили, это необходимо для того, чтобы проложить вентиляционные трубы. И правда, очень скоро через эти отверстия были проложены белые пластиковые короба, почему то называемые трубами. Они были привинчены к потолку. В ремонтируемой части дома под потолком красовалась целая система таких труб. К нам же только вывели их по полметра, не больше. Остальное будут монтировать позже. Через эти трубы производственный шум проникал к нам беспрепятственно. Конечно это было только днем. Мы в это время были в саду или на пляже и дискомфорта особого не ощущали. Идиллия эта длилась недолго. Ивану явно недоставало его шахматных партнеров и он начал ворчать по этому поводу. Чтобы как то снять это напряжение я решила подыграть ему, вызвавшись сыграть с ним в шахматы.

— Как шахматный партнер ты меня не интересуешь,  — пренебрежительно ответил муж.  — Не тот уровень.

— Но мы ведь когда то играли с тобой, помнишь?

— Было такое. Но ведь тогда я только начал увлекаться шахматами, играл немногим лучше тебя.

— Ну а сейчас может снизойдешь со своего пьедестала и сыграешь с дилетантом?  — ерничала, пытаясь растормошить мужа.

— С дилетанткой. Это слово имеет женский род.

— Ну хорошо, пусть будет так, дилетантка.  — согласилась я.

Муж промолчал. Я приняла это за смягчение его позиции и взяла с полки шахматную доску и начала расставлять фигуры. Иван молча наблюдал, не возражая.

— Ну и ладненько, сыграем как-нибудь,  — тихонько порадовалась я.

— Готово!-бодро отрапортовала я, расставив шахматы на доске.  — Надеюсь, ты позволишь мне играть белыми, дашь мне такую фору?

— Ты считаешь этого будет достаточно!  — рассмеялся Иван.  — Вряд ли тебе это поможет, Люда! Впрочем, играй белыми...

Партия наша длилась недолго, я бы сказала очень недолго. Я растерянно смотрела на доску, где мой король беспомощно стоял на своем поле под прицелом черных фигур...

Муж, дурачась, предложил мне партию с серьезной форой. Я слышала про такое. Но Иван предложил играть партию без его ферзя. Я подумала, что тут же накажу его за самонадеянность. Но наказать не получилось. Опять проиграла, правда трепыхалась я в этот раз чуть подольше. Муж явно упивался своей победой. Хотя чем тут гордиться, не знаю. Я не сдавалась и просила еще партию. И тут Иван придумал такое...

— Давай сыграем десять партий. В каждой из 

них я поставлю тебе мат.

— А в чем прикол? Это я и так знаю, что проиграю тебе?

— Прикол будет в том, что в каждой партии твой король получит мат, находясь на одном и том же поле!

— Это возможно?  — засомневалась я.

— Увидишь,  — снисходительно ухмыльнулся мой "повелитель".

Играем... Проиграла я одну партию. Играть пришлось подольше, Иван старался загнать моего бедного монарха на заранее оговоренное поле поле шахматной доски. Он повозился чуть дольше, чем с обычным матом, но в конце концов задача была решена. Король мой повержен. Но это только начало. Предстояло сыграть еще девять партий. Следующие две прошли по этому же сценарию. В четвертой я пошла на хитрость. Не подумайте, что мне резко удалось повысить уровень своей игры. Я подумала, что если выиграть не смогу, то можно начать намерено подставлять своего короля под удар, авось получится мат на другом поле. Иван быстро раскусил мои поползновения.

— Девочка, ты же не в поддавки играешь! Это тебе не шашки...

И четвертая партия, и последовавшая за ней пятая были мной проиграны по той же схеме. Иван приспособился к моей манере игры и штамповал партии одну за другой... Осталась последняя, десятая. Она уже ничего не решала, но был уговор, А раз так — играй, хотя мне это уже надоело до чертиков. В глазах рябило от смешения фигур на доске. Но делать нечего, надо как-нибудь доиграть десятую партию, будь она неладна. Не знаю, захочется ли мне когда либо играть в шахматы после сегодняшнего марафона. Чуда не произошло. Муж выполнил свое обещание. Я потерпела десять унизительных поражений. Но расстраиваться уже не могла, сил на эмоции не оставалось. Я видела перед собой самодовольное лицо Ивана. Он что то мне говорил, но я не слушала.

— Спокойной тебе ночи, дорогой,  — пробормотала я и поплелась в спальню. Сил едва хватило раздеться...

Ночь была поистине кошмарной. Снились громадные поля, на которых вместо картофеля или там свеклы произрастали шахматные фигуры. И не было им ни конца ни края. Утром меня разбудил муж. Он уже успел сделать зарядку, побриться и принять душ. Его физиономия сияла. Я понимала, что эта эйфория — следствие его вчерашнего триумфа.

— Вчера ты был бесподобен, дорогой! Ты мой гроссмейстер!

Зря я так сказала. Иван принял это за явную издевку. Я раньше называла его гроссмейстером, если хотела поддеть его. И сейчас это слово было для него как красная тряпка для известного персонажа. Сказала и пожалела. Но жалеть было поздно. Лицо мужа стало каменным. Это признак его крайнего раздражения и озлобленности. И если вы подумали, что он сорвался на крик и начал сыпать бранью, то ошиблись. У нас все не так, не так это происходит. У нас все спокойненько, внешне пристойно, с иезуитской улыбочкой. Внешне все красиво. Но то, что при этом звучит, смысл сказанного, резко диссонирует с внешней картинкой благонравия. Вот и сейчас с безупречной вежливостью Иван меня унижал.  

Он говорил мне, что мой бухгалтерский склад ума не позволяет мыслить стратегически. На это я робко возразила.

— Ваня, а зачем мне мыслить стратегически? Я ведь женщина и моя сильная сторона в другом.

— А в чем же твоя сильная сторона?  — ехидно поинтересовался супруг.

— Ну, женщина должна быть нежной прежде всего, красивой, сексуальной. А уж потом интеллектуальной. Так мне кажется.

Не знаю с чего бы это, но в то утро муж явно настроен был агрессивно. Наверное, все таки гроссмейстером его называть не стоило.

— Ну что, мой лев, ты согласен со мной?  — продолжала я лить елей, надеясь вывести его из токсичного состояния.

— А ты и вправду считаешь себя сексуальной?  — резанул по ушам и сердцу вопрос Ивана. Всяко было у нас, но так он меня еще не оскорблял. Да, я не красавица, скрывать нечего. Нет у меня фигуры супермодели и груди у меня не арбузные. Чего нет того нет.

— Неужели все так плохо со мной?  — с дрожью в голосе спросила я.

— Ты себя в зеркале часто видишь?  — спросил муж.  — О какой сексуальности ты говоришь?! Опомнись. Забыла сколько тебе лет? Напомнить?

— Не надо,  — ответила я, чувствуя, как зашевелилась во мне злость.  — А кто же по твоему сексуален, если не я. Катька, соседка?!

— Катьку могла бы и не упоминать. Разъевшаяся старуха.

— Ну а кто же?  — не унималась я.  — Может покажешь?

— Изволь, покажу.

Он принес свой ноутбук и уже через минуту повернул ко мне монитор. На меня, бесстыдно улыбаясь, смотрела пышногрудая брюнетка. Из одежды на ней были ажурные черные чулки да туфельки такого же цвета. Широко расставив стройные ноги, она восседала на громадном члене, до половины вошедшем в ее попку. Как ни странно, откровение этой сцены привело мои мысли в порядок.

— Так ты этого от меня хочешь?

— Люда, ты для такого уже не подходишь. Материал не тот. Отработанный материальчик.

— Ваня, ты хочешь сказать, что как женщина я уже никого заинтересовать не могу?  — спокойно спросила я.

— Именно, дорогуша! Именно это я и хочу сказать!  — с пафосом произнес муж.

Не знаю, что сподвигло меня, но произнесла такие слова.

— Напрасно ты так считаешь, дорогой. Ты меня явно недооцениваешь. И я тебе это докажу.

— Каким же образом?

— Вчера ты пообещал обыграть меня в десяти партиях, поставив условие с матом королю на одной и той же клетке во всех десяти партиях.

— Правильно, и я сдержал слово.

— Не перебивай меня, пожалуйста,  — продолжила я свою мысль.  — Так вот, дорогой, я хочу повторить твой вчерашний подвиг с десятью победными партиями.

— Ты хочешь выиграть у меня?  — удивился муж.

— Да, хочу и выиграю. Но не в шахматы, как ты сейчас подумал. Ты ни во что не ставишь меня как женщину и мне хочется доказать тебе обратное.

— Люда, говори яснее.

— Изволь. Я хочу победить тебя тем оружием, наличие которого ты во мне отрицаешь напрочь. Ты вчера ставил мат моему королю в 

десяти партиях кряду на одном и том же поле. Так вот и я обещаю тебе, что вот на этом самом месте, на фоне этих старых обоев, я трахнусь с десятью мужчинами. Не одновременно, конечно, сначала с одним, затем со вторым... Ну и так далее. И заметь, мои позы, моя улыбка не будут ни в чем уступать твоей брюнетке с силиконовыми сиськами. Более того, чтобы ты не сомневался, я сделаю фоторепортаж с места события.

— И все это тоже за один вечер!  — чуть не лопаясь от давившего его смеха, спросил муж.

— Не считай меня дурой, это не в шахматы играть. Тут партнеры нужны, время необходимо. Так что годик, как минимум понадобиться.

Иван смотрел на меня как на слабоумную.

— Ты это сейчас серьезно говорила? Ты что, действительно готова сделать так? Но ради чего? Зачем тебе это?

Мне бы сказать, что действительно я погорячилась, со зла наговорила лишнего, с кем не бывает! Но нет! Не могу забыть, что говорил муж обо мне, как о женщине. И я закусила удила.

— Да, я вполне серьезно. И ты скоро увидишь, что был неправ.

— Как и где я это должен увидеть?

Я была явно не готова ответить на эти вопросы, но старалась держать фасон, поэтому ответила уверенным голосом.

— На одном из известных тебе ресурсов. Ты ведь часто гостишь в порносайтах? Вот там и найдешь...

— Да не будет этого! Не решишься ты на такой шаг!  — парировал муж. Допускаю, что трахнуться ты еще сможешь. Дашь какому то алкашу на бутылку и он тебя оприходует за милую душу. Но вот слить в сеть такой

— Хочешь пари?  — спросила я в запале.

— На предмет чего спорим?  — поинтересовался Иван.  — На пять евро?

— Нет, не на пять... Если я не выполню условия, я напишу тебе дарственную на дом. Ведь ты давно этого хочешь, я знаю.

— А если выиграешь ты, в чем я глубоко сомневаюсь, чего бы ты захотела?  — с издевкой спросил муж. Он абсолютно не верил в возможность своего проигрыша.

— Если я выиграю и предоставлю тебе доказательства, ты будешь наблюдать за тем, как я буду трахаться с другим мужчиной. Идет? Тебе нечего бояться. Ты ведь не веришь, что у меня получится?

— Ни на йоту не верю. Поэтому принимаю условия. Заметано...

•  •  •

Вскорости после нашего разговора, если наш скандал можно так назвать, муж срочно засобирался домой. Этого и следовало ожидать. Не любит мой благоверный, когда ему перечат, идут против его воли. А тут я такое посмела сказать! Честно говоря, мне самой стало страшно от осознания сказанного мною. Теперь и назад дергаться как то неудобно, но и осуществить то, о чем обещала Ивану кажется мне нереальным. И с точки зрения морали, и с точки зрения выполнения обещанного мною. Как я могу это осуществить? Что, объявление расклеить по городу: немолодая дама ищет партнеров для интимного общения с обязательной фотофиксацией процесса! Да, влипла ты,  

Людочка. Влипла основательно! Чтобы как то развеяться, решила прокатиться в город. Вышла во двор, а там, несмотря на выходной, ребята-строители работают, выгружают из пикапа мешки, в сторонке лежат металлические профили, стянутые скотчем. Молодцы, парни! И выходной им не выходной. Бизнес!

— Вы в город, Людмила Петровна?  — спросил старший, Алексей.

— Да, Леша, поеду домой. Сегодня уже не вернусь, останусь в городе. Вы уж без меня не скучайте... До встречи.

— До свидания,  — нестройным хором ответили парни.

Мужа дома, в квартире, не оказалось. На мои звонки он не отвечал, точнее был вне зоны. Что же делать? Прошлась я по магазинам, посидела в кафе. Мороженное с фисташками( две порции, кстати), привело меня в благодушное состояние. Ну что же, теперь можно и домой. Но куда именно? В квартиру мне не очень то хотелось. Поехать опять на поселок? А давай... Стоп! Чуть не забыла. Я ведь хотела взять из квартиры фотоаппарат. Хорошо, что вспомнила. Неплохая цифровая машинка Nikon D90. Камера, конечно, не для профессионалов, но в целом приличный аппарат. Взяла его, а также прихватила штатив-треногу.

Приехала. Посидела немного на террасе, почитала. Что дальше? Скучно. Решила я заглянуть на вторую, ремонтируемую половину. Сегодня выходной, в доме тишина и пустота. Любопытно, что там парни уже успели сделать. Дверь входная почему то оказалась не запертой.

— Вот разгильдяи, закрыть толком не удосужились,  — пробурчала я.

Усадьба, правда, была огорожена, калитка с хорошим замком. Ключи только у нас с мужем да еще недавно один комплект нашим строителям отдали, чтобы от нас не зависели. Мало ли что. Но все же входную дверь запирать нужно. Мало ли что... Вошла, иду по дому. Шаги мои должны были по идее гулко звучать в пустых комнатах, как пишут в романах. Но на ногах у меня были не шпильки, а мягкие домашние тапочки, так что шагала я бесшумно. Шагаю и рассматриваю. Открываю двери в одну комнату, двери, надо сказать, солидные. Они всегда мне нравились. Я хотела их сохранить в таком же виде. Красивая текстура дуба, покрыты лаком. Подогнаны идеально, звукоизоляция отменная, зачем их трогать? Вижу, обои старые со стен содраны, сами стены местами размыты, кое где нет. В другой комнате уже был смонтирован металлический каркас для гипсокартона. Везде по потолку закреплены трубы вентиляции. Открываю дверь в самую большую комнату. Она смежная с той где сейчас обитаю я и где совсем недавно мы с мужем дискутировали о моей сексуальности. Вошла я и остолбенела. В комнате происходило то, что культурно называют сексуальной вечеринкой. Это было нечто среднее между борделем и баром: присутствовала и эротика и выпивка. Но самым интересным был состав посетителей бара-борделя. Присутствовали наши строители, иначе как бы остальная публика сюда попала. Был и прекрасный пол. Две дамы восседали за импровизированным столом: лист гипсокартона водрузили на строительные козлы. Чем не стол! Еще одна дама сидела у Алексея на коленях. Лица ее мне было 

не видно, пока не видно. Теплая компания, однако! Увидев меня, "отдыхающие" дружно замолчали, напряженно глядя на меня. Неизвестная, сидевшая на коленях Леши, обняв его рукой за шею. Меня она пока не видела и продолжала что то лепетать ему на ушко. Парень оборвал ее и дама, обидевшись, отвернула от него лицо. Тут то она увидела меня. Батюшки-светы! Вот уж кого не ожидала здесь увидеть. Полина, собственной персоной! Вот так встреча.

— Поля! Ты ко мне в гости пришла!  — ерничала я.  — Какая же ты молодчина. А Паша тоже с тобой? Где же он?(Паша — ее муж). Или ты одна с друзьями встречаешься?

Полина ошалело молчала. Не мудрено, такая неожиданная встреча.

— А я... а мы тут... А ты как здесь?  — пробовала объясниться Поля, но пока у нее мало что получалось. А я стояла и думала, что же мне со всем этим делать. Решение должно быть быстрым, тянуть нельзя. Я решила извлечь из ситуации максимум пользы. У меня появился сильнейшие козыри в руках. Я нейтрализую стервозную Полину если не навсегда, то, во всяком случае, надолго. А парни? На парней в эту минуту созрел весьма перспективный план... Ай да Людмила! Ай да... ладно, продолжать не буду.

— Так, мальчики! Проводите дам домой. Им уже пора!  — сказала я негромко, но мне показалось, что в голосе моем звучал металл. Что же, неплохо, Людмила. Парни моментально вскочили, женщины отреагировали более сдержанно. Кое как собрав свои вещи, все потянулись к выходу.

— А вас, Леша, я порошу остаться.

Алексей стоял передо мной, понуро опустив голову. Я внимательно рассматривала его. Интересное сочетание: светлые волосы и черные брови. Причудливая игра генов.

— Людмила Петровна! Сегодня выходной. И мы, по моему крамолы особой не совершили. Ну да, есть немного. Привели этих... в ваш дом. Если виновны, простите нас.

— Леша. Есть один нюанс. Вы интересуетесь хотя бы иногда личностями своих подруг? Кто они, откуда?

Парень молчал.

Так вот, Леша, кто та жгучая брюнетка, которая сидела у вас на коленях? Не интересовались? А зря. Она жена весьма влиятельного человека. И он может стать для вас источником крупных, я бы даже сказала, очень крупных неприятностей. Ситуация, знаете ли не из приятных. При желании и умении из этой истории такое можно слепить...

— Ну а какой вам резон предавать эту небольшую шалость огласке?

— Никакой,  — легко согласилась я. И я этого делать не стану,... если вы пойдете навстречу мне.

Алексей вопросительно и вместе с тем с надеждой смотрел на меня.

— Не бойтесь, Леша. Криминала я вам предлагать не стану. Хотя не скрою, просьба моя будет весьма пикантной. Особенно, глядя на мой возраст.

Алексей с недоумением смотрел на меня, не понимая к чему я веду.

— Знаете Леша, давайте продолжим не здесь.

Моя комната тоже не была эталоном, но все же здесь не было запахов недавнего застолья с использованием дешевого алкоголя.

— Если предложу выпить, не откажетесь?  — предложила я.

— Не откажусь.

— Не люблю 

вино,  — призналась я, наливая в бокалы Хеннесси.  — Предпочитаю немного коньяку, чем много вина.

— Согласен с вами, Людмила Петровна.  — Так в чем же суть вашей просьбы?

И, смакуя содержимое бокала, я рассказала Алексею о своем недавнем приключении с мужем. Причем рассказала с мельчайшими подробностями. Леша слушал, не перебивая, и лишь в конце спросил.

— А я чем могу помочь вам?

— Леша, ты( с этого момента я обращалась к нему на ты) правда ничего не понял? Ну что же, говорю открытым текстом. Ты понял, в чем суть нашего с мужем спора?

— Да, вы должны в течение одного года представит тему фото ваших постельных утех с другими мужчинами.

— Не просто фото, а фото, слитые в сеть! А для таких картинок, Лешенька, мне необходим партнер, а точнее партнеры. Понимаешь!?

Парень с изумлением смотре на меня.

— Так вы хотите, чтобы я...

— Да-да-да! Ты правильно думаешь! Ведь ты теперь — мой должник. За мое молчание нужно платить, то я ведь и проговориться могу. Мы, женщины, любим посплетничать. И чтобы я, случайно конечно, не сболтнула лишнего, ты должен стать послушным мальчиком,  — ворковала я, запустив пальцы в его короткую шевелюру.  — Я хочу, чтобы ты был моим первым партнером! И, кстати, можешь обращаться ко мне на "ты". Ты ведь согласишься, мой зайчик! Ой, прости, мой лев!

— У вас,... у тебя есть сильное сторона в характере.  — произнес Алексей после небольшой паузы.  — Ты очень хорошо умеешь убеждать собеседника. В конце концов он, имеется в виду собеседник, вынужден согласиться. Деваться некуда. Я готов...

В тот вечер Алексей домой не поехал. Мы приступили к выполнению моего годового плана...

Правильно говорят, что не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки. А нас, правда, водки не было, но зато коньяка оказалось достаточно. Так что у Леши не возникало никаких вопросов ни по поводу моего возраста, ни по поводу моей красоты или там сексуальности. В душ мы пошли вместе. Однако, как только Алексей посмотрел на мою мохнатую киску, он сразу же предложил подправить "прическу".

— Если хочешь снимки в в инет слить, нужно побрить или на худой конец постричь, хотя бы.

— Если надо, сделаем. Ты ведь поможешь мне?

— Давай ножницы для начала и пойдем в комнату.

Мне пришлось лечь на спину и раздвинуть согнутые в коленках ноги, как в миссионерской позе. Леша, как начинающий парикмахер, осмотрел мой кустик. Затем начал стричь, складывая отрезанные кудряшки рядом на простынь. Ножницы вкусно вжикали, меня забавлял их звук, как забавляла и сама процедура стрижки. Время от времени парень он останавливался и оценивал работу. Наконец после очередной серии "вжиков" моих ножниц Леша дурашливо объявил.

— Мадам, ваша "девочка" готова к дальнейшей эксплуатации! Может приступать.

Принимая правила игры Алексея, я ответила в том же духе.

— Слушаюсь, мой повелитель!

Мы прошли в мою комнату, ведь снимки должны быть сделаны именно в ней на фоне стенки со старыми обоями. Комната была довольно длинной. Вдоль стен сгрудили 

часть мебели из других помещений, где уже шел ремонт. Тут стоял диван, деревянная кровать, пара широченных кресел. они то должны были стать нашим "полигоном." Тьфу ты, про фотоаппарат совсем забыла! Достала я его из футляра, настроила нужный режим. Алексей тем временем установил штатив и закрепил на нем камеру. Кажется все.

— Леша, обратилась я к своему партнеру.  — Это мой первый отыт, первый из десяти эпизодов. И я хочу, чтобы блин этот не вышел комом. Что бы ты мне посоветовал?

Парень задумался ненадолго и предложил.

— Думаю, что нужен нетривиальный ход. Я бы проголосовал за анальный вариант. Ты как, сможешь?

— Не хочешь ли ты сказать, что я слишком стара для этого и испугаюсь?  — попыталась возмутиться я.

— Что ты, что ты! Даже не думал,  — ответил Алексей, хотя его лукавая улыбка говорила именно об этом. Вот гад!

— А я не боюсь и выбираю именно этот вариант!  — с вызовом в голосе ответила я Леше.

Я выбрала для "боевого крещения" деревянную кровать с высокой задней спинкой. Напротив установили штатив с фотоаппаратом.

— Присядь на кровать, хочу примериться,  — попросила я Алексея.

Парень сел и я посмотрела, каким получится кадр. Так, кажется нужно немного отодвинуть штатив назад, где то на метр. Вот так будет хорошо.

Посмотрела я на Лешу и рассмеялась. Вот дура я старая. Фотоаппарат то приготовила, про аппарат партнера совсем забыла! Вот он висит у него, а должен стоять. Член оказался очень отзывчивым на мои оральные ласки. Очень скоро я привела его в "боевое" состояние. Ну, кажется все. Включив систему автоспуска, я метнулась к Леше и попыталась сесть анусом на его торчащий член. Попробовала и осеклась. Не входит, больно мне! А фотик долго ждать не стал, мы увидели вспышку и услышали щелчок затвора. Холостой выстрел!

— Ты не знаешь разве, что нужно попку кремом смазать. И тогда все пойдет как по маслу.  — с видом знатока говорил Алексей.

— Знаю, просто забыла впопыхах,  — соврала я парню. Хотя почему соврала? Я и вправду слышала об этом.

Я еще раз осмотрела себя в зеркало и решила, что мне не помешает любимый кулончик на шее. Да, еще пожалуй, надену чулки, белые чулочки...

Вторая попытка оказалась удачной. Возбужденный член парня смог преодолеть сопротивление моей попки и, хоть было ощутимо больно, я встретила вспышку фотоаппарата широкой улыбкой. Я хотела сделать ее максимально сексуальной. Но как это у меня получилось мне расскажут в комментариях. Мы же с Лешей, рассмотрев снимок, пришли к выводу, что получилось очень даже ничего и еще один дубль не нужен. Я в тот момент чувствовала себя совершенно другой женщиной, нежели час тому назад, даже полчаса назад! Свершилось! Я перешла свой Рубикон! Я немного забылась и Леша напомнил о себе покашливанием.

— Лешенька, я так тебе благодарна. И поверь, моя благодарность не пустой звук. Я понимаю, что секс со мной для тебя не вариант, но может отбросим предрассудки?

— Люда, а может 

все таки хорошо рассмотрим полученный снимок и внесем коррективы на будущее. Я ведь не ошибусь, если скажу, что этот снимок не последний?

— Не последний,  — ответила я и подумала как дипломатично парень отказал мне. Дипломат, ничего не скажешь. Ну да ладно...

Снимок скинули на комп, чтобы на большом мониторе хорошо рассмотреть детали. На мой взгляд неплохо получилось. Мне показалось очень эротичным расположение рук Алексея. Ими он растягивает мне половые тубы, приоткрывая вход в вагину. Я до сих пор ощущаю эти прикосновения, они были так приятны! Эта деталь хорошо видна на снимке. Не скрою, я выделяю этот снимок и множества других моих снимков. Он первый. Это много значит.

В тот момент я подумала, что на сегодня уже все, программа исчерпана. Но не так думал Алексей, хотя ему, казалось бы, должно было быть безразлично, как я выгляжу на порнографической картинке. Но нет, видно привык все делать на совесть. А может проникся моим энтузиазмом, кто знает.

— Люда, так ты считаешь все получилось? Ты не видишь недочетов?

— А что не так? Все по моему на месте.

— Но мелкие шероховатости все же есть.

— Какие?  — поинтересовалась я.

— Ну вот смотри, у тебя на груди четко просматриваются две красные полоски — это следы бретелек лифчика. Это минус. Кстати, знаеш как избегают этого профессионалы?

— Нет, откуда же.

— Модели за много часов до фотосессии или до съемок снимают нижнее белье. Чтобы следов не было видно.

— А мне так даже больше нравится. Реалистичнее...

— Ну это тебе. А что другие скажут? Да и грудь твоя, Люда, немного вислая.

— И что, сделаем подтяжку?

— Не кипятись, просто убрать ее с поля зрения. Замаскировать лифчиком, блузкой. Многим нравится секс в одежде.

— А что, это мысль,  — согласилась я.

— И киску я бы все таки побрил. Не очень смотрится. Как то неаккуратно, что ли,  — не унимался Леша.

— Ну давай, цирюльник, брей. Мне самой это сделать трудно.

— Чем твой муж бреется?  — спросил Алексей.

— Там, в ванной все у него, на полке. Увидишь сам

Леша принес из ванной комнаты насколько бритвенных станков, тюбик с пастой для бритья, помазок в широком пластиковом стаканчике.

— Он у тебя что, пеной не пользуется?  — удивился парень

— Нет, он по старинке, привык так.

— Леша намылил мою промежность и хотел было брить уже, но вдруг предложил.

— А давай оставим тебе небольшую дорожку на лобке. Узенькая вертикальная полоска. Я видел такое у профессионалок. Ну, на снимках, конечно...,  — почему то смутился парень.

— Давай, оставляй, со стороны виднее,  — легко согласилась я.

Алексей оценивающе посмотрел на меня.

— Так, вроде нормально все. Ну а дальше, как мы и договорились. Нужно прикрыть грудь, желательно живот тоже.

— Чем?  — не сообразила я.

— Ну не полотенцем же. Что нибудь типа юбки, которую задрали на талию или комбинашку какую...

— О!  — меня вдруг осенило.  — Есть черное платье с белым передником. Как у горничной. Сойдет? И чулки может надеть?

— Давай, неси!

Через пять минут 

я восседала на Леше, пытаясь не прищурить глаза от вспышки. Вроде сдержалась. Правда улыбнуться не успела, не сориентировалась по времени. Ну ничего и так нормально будет. На сей раз мы не стали просматривать фото до тех пор пока Алексей не кончил. Он, паразит, облил спермой мой передник!

Мы лежа отдыхали на диване. Леша закурил и предложил мне. Я не отказалась, хотя давненько уже не баловалась табаком, поэтому слегка закашлялась.

— Люда, тебе сколько?  — неожиданно спросил парень.

Я ждала этого вопроса и была готова к нему, хотя вопрос неприятный.

— Сколько чего?  — дурачилась я.

— Ну, лет,  — парень уже пожалел, что спросил.

— Много, 19 сентября 57 стукнет.

— Ясно,  — произнес Леша, а мне тридцать один в апреле было...

Парень сделал несколько глубоких затяжек кряду.

— Сейчас опять спросит что неприятное,  — почему то подумала я и почти не ошиблась.

— Люда, а ты долго меня на крючке держать намерена? Сколько еще сеансов нам предстоит?

— А ты что, устал уже? Или тебе неприятен такой "труд"?

— Нет. Но получается, что я как раб у тебя. Хотя я мог бы все это делать на добровольной основе.

— Ну вот и делай на добровольной, считай, что ничем мне не обязан.

— Ага, вот именно "считай", а на самом деле...

Помолчали, но недолго.

— Еще вопрос. Я так понимаю, что парни мои тоже примут участие в таких мероприятиях? Не ошибаюсь?

— Не ошибаешься, любознательный ты мой. И, кстати, настрой их предварительно, чтобы это не стало для них неожиданностью.

Зазвонил телефон Алексея. Посмотрел на дисплей и ответил елейным голосом.

— Да, солнышко!  — и вышел в коридор поговорить, чтобы я не слышала. Вернувшись, сказал.

— Люда, мне сейчас надо уехать.

— Так поздно уже.

Леша посмотрел на часы и ухмыльнулся.

— Разве это поздно.

Вызвали такси и Алексей уехал. Мы расстались просто, как коллеги, без объятий и поцелуев. Просто как бизнес-партнеры. Хорошее определение — бизнес-партнеры.

Снимок меня вполне удовлетворил. Ну не получилась лучезарная улыбка, не всегда же показывать зубы. Улыбнусь в следующий раз. У меня их, "разов" этих, будет еще не один и не два. Я это чувствую. Неплохо получилось. Грудь не стала демонстрировать всю, ограничилась тем, что соски видны. Волосы на лобке едва заметны. Может совсем убрать? Подумаю. И еще, у меня пока не получается сделать снимки с одинаковой яркостью. Один вышел слишком засвеченный, яркий и темные детали просто исчезли, как бы растворились. Другой вышел какой то мрачноватый. На нем, наоборот, темные фрагменты выделены слишком. Не знаю, так ли это важно? А сейчас пора продукцию отправить по назначению, т. е. слить картинки в сеть. Вот тут то меня и начали мучить сомнения и рука моя на замирала над клавишей "Enter." Об этом я писала в самом начале первой части рассказа. И все же порносайт принял мои произведения с распростертыми объятиями...

•  •  •

Первые два мои снимка живут в сети уже пять дней. Я пока не заглядывала к ним. Однако чувствую, что пришла пора это сделать. Так,  

набираем название сайта, заходим. Дизайн сайта таков, что все загружаемые фото располагаются в единой ленте, которую надо прокручивать, чтобы видеть новые изображения. Первыми, как и полагается, оказались картинки загрузки текущего дня. Их было много, очень много. А моим уже пять дней. Они уже где то на дне ленты. Искать вручную, вращая колесико мышки, замаюсь. Включила автопрокрутку и наблюдаю: одну минуту, вторую, третья пошла. Лента медленно ползет вверх, открывая все новые и новые детали. Уже начала кружиться голова от беспрерывного мелькания. Я уже хотела остановить этот фотопоток, как вдруг в нем показалось знакомое лицо. Так, останавливаем. Так и есть. Это точно я! С экрана монитора, широко улыбаясь, на меня смотрела зрелая шлюха с членом в анусе. Она бесстыдно раздвинула ноги, облаченные в белые чулки и была на седьмом небе от счастья. Любой бы так сказал, глядя на этот снимок. Но это был не просто снимок. Это особый снимок. На нем я дебютирую в качестве порно модели. Внизу слева был указан логотип с названием сайта. Поздравляю Вас, Людмила Петровна! Вы причислены к сонму особых женщин! Я пребывала в состоянии эйфории, хотя холодок страха все же был в душе. Одна часть меня боялась, как бы кто из людей моего круга не увидел картинку. Вторая, видимо более развратная часть меня, почему то страстно этого хотела! Но я реально оценивала такой шанс как ничтожный. Кто посещает подобные сайты? Люди, значительно моложе меня. Мои зрелые друзья и знакомые вряд ли зависают там. Посмотрела я статистику: у первого снимка просмотров 312, скачиваний 3. У второго соответственно 308 и 1. Интересно, почему так. Рядом с моими "произведениями" были снимки, статистика просмотров и скачиваний просто впечатляла. Вот — 2К, а там 3,7К. Хотя много таких, у которых вообще мизер: 57 или там 32. Так что я не последняя на этой "доске почета"... Да, забыла сказать, что моя интимная прическа в виде узкой вертикальной полоски на лобке меня не впечатлила. Я долго рассматривала ее и так и эдак, то увеличивая масштаб снимка, то уменьшая. В результате пришла к выводу, что мне так не идет. Больше похоже на какое то грязное пятно. И я сбрила все. Сбрила сама, не дожидаясь своего "цирюльника-парикмахера".

Пару дней после "фотосессии" я с Алексеем не общалась да и вообще на поселок мой не ездила. Из квартиры практически не вылезала, за исключением похода за продуктами в супермаркет. Нет, вру. Машину на плановое ТО гоняла. Оставила им мою ласточку, отдала ключи знакомому мастеру и попросила после завершения регламентных работ пригнать машину мне домой. Некоторая дополнительная сумма позволит выполнить эту задачу с большой охотой! Вот и все. Остальное время скучала дома. И ели вы думаете, то я совершала бесконечные экскурсы по порно сайтам, то ошибаетесь. Не без этого конечно, но без фанатизма. Знаю, что чем чаще туда смотреть, тем быстрее наступит 

пресыщение. Так что я сочетала полезное с приятным: убралась в квартире, немного пикировалась с мужем по поводу его разбросанных носков. слушала музыку. Кстати, с мужем мы нашу "больную тему" пока не трогаем. Я молчу, что два сюжета из десяти уже находятся в положенном там, где им положено быть...

Машина моя уже со мной, мне ее вернули в тот же день. Так что я снова на колесах. Чувствую, что уже скучаю за шумом ремонтных работ, за визгом болгарки и жужжанием шуруповерта. А еще больше мне хочется видеть моих "невольников". Еду сегодня туда. Проезжаю мимо остановки. Стоит толпа народу, наверное давно автобуса не было. Вдруг из этой толпы вываливается какая сумасшедшая и бросается чуть не под колеса. Резко по тормозам, открываю стекло пассажирской двери и уже готова сказать все, что думаю об этой дуре, как вдруг "дура" заговорила знакомым голосом.

— Ой, Людочка, как хорошо, что ты подвернулась. А то я стою битый час, сил больше нет!  — тараторила моя соседка по лестничной площадке.

— Вера Ивановна, еще чуть чуть, и подвезла бы вас уже не я, а в лучшем случае скорая! Садитесь скорее. Куда вам?

Вера назвала учреждение, куда направлялась. Большой крюк, ну да ничего. Сделаем доброе дело! Едем. Вера Ивановна, ей, кстати, восемьдесят два, на двадцать лет меня старше, а бегает, как молодая, мне за ней не угнаться! Тараторила она без умолку. Я слушала вполуха. Немного помолчали.

— Ох, милочка, посоветовала бы мне ты, как с внуком бороться.

— А что с ним не так? Максим неплохой парень вежливый, добрый...

— Да добрый то он добрый,  — согласилась старушка.  — Да вот в последнее время стал таким непотребством заниматься!

— Что, по девочкам, бегать начал? Так пора уже! Сколько это ему? Пятнадцать?

— Шестнадцать. Да если бы девки, то это еще полбеды. Мать зашла как то в комнату его, к ужину звать. А он, паршивец заснул за компактером своим.

— Компьютером,  — поправила я Веру.

— Да, я так и говорю. Заснул, стало быть, умаялся. Мать, Ленка то есть, хотела выключить этот комп...! Ах, будь ты неладен, не выговоришь!

Я молчала и не подсказывала. В семье у них странная традиция — женщины очень поздно выходят замуж. Потому Ленке уже полтинник, а сыну только шестнадцать

— Хотела, стало быть, выключить, а экран то возьми и засветись! А там такое! Голых баб внучок мой смотрит! Да если бы просто баб, а то ведь мужики с бабами знаешь чего делают?

Что делают мужики с бабами в таких ситуациях, я себе представляла. От сказанного Верой у меня вдруг заколотилось сердце. Значит Макс — завсегдатай сайтов с клубничкой. А вдруг он там на мое изображение наткнется? От этой мысли мне вдруг стало жарко, очень жарко. Видимо в лице у меня что то изменилось, потому что Вера спросила.

— Что с тобой, девонька? Может плохо тебе? Чтой то красная ты вся стала. Может давление?

Я открыла сильнее боковое 

стекло.

— Да, жарковато что то сегодня. Вот мы приехали, Вера Ивановна!

— Спасибо тебе Людочка!

Наклонившись в салон тихо добавила.

— Ты про внучка моего никому! Я ведь тебе по секрету!

— Хорошо, Вера Ивановна, никому! До свиданья!

Остальную часть дороги я провела в раздумьях. Видел или не видел? Но очень скоро я успокоилась. Таких сайтов пруд пруди! Кроме того, я более чем уверена, что молодой парень будет пускать слюни над пикантными изображениями хорошеньких молодых девиц. Эта мысль меня совершенно успокоила и во двор своего дом я въехала уже в нормальном состоянии. Остановила машину и громко рассмеялась.

— Да, Вера Ивановна, удачно ты выбрала себе собеседницу! Нашла кому плакаться в жилетку!

Не знаю зачем, но я решила позвонить Ленке, матери Максима, любителя порнухи. Телефончик у меня где то был. Ага, вот и он.

— Привет, Лена!

— Привет.

Так сразу в лоб про "подвиги" Макса я не стала, зашла издалека.

— Сегодня с Верой Ивановной встретилась. Подвезла ее в собес. Побеседовали о то о сем.

— Она тебе ничего не говорила про Макса?  — спросила Лена после небольшой паузы.

Я не знала, как себя вести, говорить, не говорить, что знаю. Но вспомнила просьбу Веры, чтобы никому ни слова. Потому решила играть в незнанку.

— Нет, А что он, не жениться собрался, часом!

— Какой там. Порнушкой сынок мой увлекся.

— Лена, ты где живешь? Они все там сейчас. Ну не все, может, так многие.

— Ну то другие, а то мой сын.

— Перестань, поиграет какое время, а потом девками займется.

— Лучше бы он сейчас девками занялся!

— Не скажи, не знаешь, что и лучше. А как ты его подловила?  — прикинулась я несведущей.

— Неважно как. Но залезла в историю его посещений, а там почти одни порносайты. Снимков скачал оттуда тьму. И знаешь, что меня больше всего поразило? Там почти все бабы зрелые. сорок-пятьдесят..

У меня по спине побежала струйка пота. А что, если этот паршивец меня там обнаружил и тоже скачал?

— Ты их видела, снимки эти?  — хриплым от волнения голосом спросила я.

— Спрашиваешь! Просмотрела все до одного. Зрелые шлюхи, а парней молодых норовят! Ты знаешь, аж самой интересно стало!  — хохотнула Лена.

У меня отлегло от сердца. Пронесло.

— Чего ты добиваешься?  — спрашивала я себя.  — С одной стороны норовишь снимки слить в интернет, с другой — боишься, как бы кто не узнал! Поистине: и хочется и колется.

Но, видимо хотелки у меня было больше, я отбросила всякие сомнения...

Леши с бригадой до обеда у нас не было. Часа полтора я ждала их. Уже подумала, не кинули, часом эти парни нас, задаток получили, часть денег на срой материалы тоже. Потом вспомнила, что они у меня на хорошем крючке и успокоилась. На глаза попался штатив с фотоаппаратом.

Давай, Людка, один сольный снимочек. Как была в одежде, так приняла пикантную позу. Есть один! Посмотрела. Не то. Надо трусики снять, подол платья повыше, на талию, ноги пошире, вот так. Ну так уже 

лучше. Не всем понравится, но любители зрелой натуры, думаю, оценят!

Леша и парни появились после двух пополудни. Заметно что "предводитель" в тот день был не в духе. Это было заметно по его односложным ответам на мои вопросы. Он явно был чем то расстроен. В присутствии его команды я не захотела спрашивать о причинах его "недомогания." Поэтому под видом решения производственных вопросов я отозвала его и увела во двор.

— Итак, молодой человек, что же с нами происходит? Чего это мы дуемся? Обидел кто?  — дурашливо приставала я.

— С девушкой поссорился.

— У нас даже девушка есть!  — продолжала я дурачиться. Ну люблю я это! Люблю поблажить, повыпендриваться. Вот и сейчас...

— Девушка есть и она меня бросила, скорей всего.

— Чем же ты обидел ее?

Он внимательно посмотрел на меня и спросил.

— Ты серьезно не понимаешь или придуриваешься.

Я сразу же простила ему это "придуриваешься." Ну вырвалось сгоряча!

— Не понимаю.

— Ты разве не помнишь, что оставила мне засос на члене?

— И что она тебя каждый день досматривает?  — рассмеялась я.

— Нет, не каждый,  — чуть улыбнувшись ответил Алексей.

— Ага, улыбается, это хороший признак,  — подумала я. А вслух сказала.

— Зачем парню девушка, которая ему не доверяет. Которая не может простить ему небольшую шалость?

— Да уж, действительно небольшую!  — вдруг рассмеялся парень.

Меня это порадовало, смеется, значит мы с ним продолжим. Стоп, почему только с ним? А те двое сачковать будут? Нет, не дам бездельничать!

— Леша, а ты парням еще разъяснил ситуацию?

— Еще нет. Не могу никак решится...

— Вот и хорошо. И не говори им ничего. Я сама что нибудь придумаю. Чуть позже... Ну а сегодня как мы себя чувствуем? Может продолжим? А то мне сегодня так захотелось, уж не знаю, смогу ли смириться с отказом!  — приставала я к парню.

— Намек понял,  — ответил Леша.

— Так а что с парнями делать? Их тоже пригласим?  — пытался умничать Алексей.

— Оставь иронию. Придет время и пригласим. А сейчас что нибудь серьезное придумай.

— Что там думать. У нас еще два объекта есть. Отошлю их на один из них.

Через полчаса парни уехали, прихватив с собой некоторые инструменты. Мы одни в доме. Дверь закрыла и за работу.

— Люда, снимки смотрела.

— Да. Просмотров маловато.

— А тебе славы уже захотелось?

— Не так, чтобы уж очень, но приятно, когда тебя оценивают, любуются.

— Ты думаешь все так уж и любуются? Комменты читала?

— Не видела их.

— Но это не значит, что их нет! Заходи на сайт!

— Так, вот он, первый! Ого! Просмотров уже больше тысячи!

— Дай ка я,  — попросил Леха и сел за клавиатуру.  — Вот и наши комментарии.

Комментариев было девять. Три из них были без текста, обычные смайлики, улыбающиеся рожицы. А в остальных шести текст присутствовал. Два сразу отпали, неинтересные: "класс" или "супер". Тоже мне, писатели. Три были более содержательны.

1. "Пожилая. Тебе бы с внуками возится, а ты норовишь порнозвездой стать. В твои то годы!"

2. "Люблю зрелых 

баб. Они знают все. Они бесстыдны и развратны! Хочу ее!"

3. "Интересная картинка. У нее член в заднице, а она улыбается, как ведущая кулинарного шоу!"

4. "Мне нравится эта "первозданная" грудь. До пупка достает?"

Прочитав третий их значимых комментариев мы с Лехой переглянулись и рассмеялись. Остряк, однако. Четвертый меня немного покоробил.

— Видишь, вот тебе и конструктивная критика. Не надо уподобляться "ведущей кулинарного шоу". Надо улыбаться загадочно, пикантно. Вам все ясно, госпожа актриса!?

— Предельно,  — ответила я, подделываясь под его тон...

— О, ты, как я вижу, сбрила "усы",  — увидев меня обнаженной, картинно произнес Леша.

Он еще раз оценивающе осмотрел меня и вынес вердикт.

— Больше не надо полного неглиже. Лифчик обязателен, это не обсуждается. Ну и чулки веселенькие...

Штатив установлен, на нем мой красавец-цифровик. Я одета, точнее раздета... Ай, тут ногу сломишь в терминах! Короче, я готова. Вот она, кнопочка автоспуска. Нажимаю, слышу привычный звук. Бегом на Лешу! Нужно ведь попасть членом в цель, настроится... Но только сделала я пару шагов, как звук автоспуска пропал. Возвращаюсь и вижу, что аппарат "погас."

— Все! Приплыли. Батарея села!  — изрек Леша.

— Как это села!? Я сегодня снимала, буквально час назад. Все было нормально.

— Так давай зарядим! Время есть. Сколько там ее заряжать!  — не растерялся Алексей.

— Да,  — уныло ответила я,  — зарядим. Только боюсь зарядка в городе осталась.

— Ну давай на смартфон снимать,  — предложил Леша. У тебя хорошая камера?

—!8 мегапикселей.

— У меня такая же. Используем оба., потом сравним и выберем лучшее,  — огласил вердикт вердикт Алексей.  — У тебя в машине есть держатель?

— Какой?

— Для смартфона, какой же еще! На этом штативе его не зафиксируешь...

— Есть.

— Ну так неси.

Я уже собралась было пойти, но Леша остановил меня.

— Ну куда ты в таком виде?

Я опомнилась и рассмеялась. Мой наряд был впечатляющим: лифчик да еще чулки в придачу. Хороша!..

Сняли. Посмотрели. Получилось сносно. С качеством фотокамеры не сравнить... Там, где должны бать легкие тени, получился мрак. Алексеевы гениталии были черны, как у...

— Зато улыбка у тебя другая,  — утешал меня партнер.

— Сексуальная?  — с надеждой спросила я.

— В общем да,  — ответил Леша после некоторой паузы.

— Давай еще один сделаем?  — предложила я.  — Время есть.

— Можно. Но переоденься. Я, кстати, тебе предлагал вариант в одежде.

— А что будет видно? засомневалась я.  — Самое интересное будет скрыто.

— Что нужно видеть, мы не будем прятать. А остальное дофантазируют любители клубнички,  — философствовал Леша,  — Да, и кольцо обручальное должно быть в кадре, для пикантности!

— Леша, у меня есть встречная просьба.

— Какая?

— Хочу, чтобы и ты был в кадре.

Алексей подумал-подумал и... согласился.

— Уговорила. Но с одним условием. Мое ухо с серьгой скрой блюром.

— Чем?  — не поняла я.

— Темнота, Ну, эффект блюра, размытие то есть... А лучше какой либо эффект используем, стоковым изображение прикроем. Сделаем. Не боись!

Второй из сегодняшних снимков мне понравился больше. Окрыленная похвалой Леши, я приклеила такую же улыбку. Ну, раз она сексуальная, по словам партнера, то почему 

бы и нет!

В тот вечер я хорошо в постели отблагодарила Алексея за его "труды"!

•  •  •

Было время, когда мое утро начиналось с небольшой зарядки. Со временем зарядку заменила чашечка кофе. Она заводила меня не хуже зарядки. Но вот уже несколько дней, едва открыв глаза, я включаю комп. Я не интересуюсь прогнозом погоды, новости спорта тоже не мое, даже новинки моды перестали интересовать. На уме сейчас одно: Как там мои снимки в сети? Много ли просмотров, есть ли новые комменты. Ну и тому подобное. Сегодня вот, например, я открыла для себя новую опцию. Кликнув по моему снимку правой кнопкой мышки, я увидела пунктик: найти с помощью... Я поняла, что можно поискать эту фотку в сети, вдруг она появится где то еще. Было бы интересно. Проверим... Но чуда не произошло. Поисковик выдал мне только один адрес. Значит, пока моя работа никому не интересна. Будем ждать!

У нас в ходу есть такая фраза: награда нашла своего героя. Четыре месяца тому муж стал пенсионером. И вот только сейчас его контора сподобилась выделить ему путевку на их ведомственную базу отдыха. Но он стал в позу оскорбленного и потребовал еще одну путевку.

— Без жены не поеду,  — заявил Иван и ему уступили.

База, конечно, не курорт в Анталии, но и не дыра какая нибудь. Две недели на природе, весьма недурно! Тем более бесплатно. Хоть мы и не нуждающиеся, а все же приятно. Я набрала с собой, не поверите, книг. Смартфон выключила и оставила дома. Для связи взяла старый кнопочный телефон. Думаю, брать ли фотоаппарат. Решила взять. Но предварительно удалила из памяти все фото, они все у меня продублированы на других носителях. Оставила один снимок, где я одна в неглиже. Мне он особенно нравился. Пусть будет, не помешает! Прихватила и штатив, хотя долго колебалась. Машину брать не стала, приехали на такси. Это чтобы в город без особой нужды не рваться.. И вот сижу на террасе в шезлонге, дышу свежим утренним воздухом, читаю. Люблю грешным делом детективы, что уж тут поделать. Раз в день хожу на пляж. Иду во второй половине дня, так вода теплее. Говорю иду, а не идем, потому что хожу одна. Муж тут довольно быстро нашел единомышленников и у них образовался кружок. Днями напролет либо играют в шахматы, либо спорят до одури, разбирая старые партии каких то чемпионов. Но я не обижаюсь. У него своя жизнь, как вы уже поняли, а у меня своя. Иван в последнее время не упоминает о нашем принципиальном споре. Кроме того, он еще не знает, что часть своей работы я уже сделала, причем значительную часть, почти половину! Но я и сама об этом стараюсь сейчас не думать. Нужно взять тайм-аут, чтобы не наступило пресыщение. Знаю я за собой такую особенность.

Время идет незаметно но неумолимо. Вот уже пройден экватор нашего "отпуска." Веду размеренную жизнь. А вот 

благоверный постоянно в круговороте событий, то у него турнир то выездной сеанс одновременной игры в детском санатории. Ни минуты покоя!

Остается три дня спокойного и размеренного существования. Я уже примеряюсь к своей сумке, в которую буду упаковывать вещи. Но, как это часто бывает, вмешался случай. Иду я как то с пляжа. Иду и мурлычу под нос засевшую со вчерашнего вечера мелодию. Иду и вдруг слышу как мужской голос громко кого то окликает. Не обращаю внимания, знакомых у меня тут нет, но голос настойчив.

— Мадам Миловани, остановитесь, пожалуйста!

Я оторопело смотрю на высокого бородатого мужчину, широко улыбающегося мне.

— Да, я Миловани. Это моя фамилия. Но простите...

— Люда, ты что друзей не узнаешь!? Я Лоб, помнишь такого.

Присмотрелась, мысленно убрала его бороду. Кажется Костя, Костик Лбов. Ну точно, он.

— Костик! Неужели!

— Он самый. Собственной персоной!

— А ты какими судьбами? Я десять дней тут, а тебя не видела.

— Да я к друзьям приехал вчера. Сейчас уезжаю. Сколько мы не виделись? Лет пятнадцать?

— Нет, Костя, десять лет,  — улыбаясь ответила я.

— Жаль, сейчас нет времени, тороплюсь,  — улыбнулся мне в ответ Костик.  — А то давай со мной, я на колесах. Посидим, вспомним былое! А завтра я тебя обратно доставлю. В целости, так сказать.

— Да я не против, если и не в полной целости доставишь!  — неожиданно даже для самой себя согласилась я.

Надо сказать, что мы с Костей были близки. Нет, у нас не было романа, между нами не было трепетных отношений. Но скрывать не буду, мы с Костей трахались. Не каждый день, иногда раз в неделю. Но чаще всего это происходило реже.

Сборы мои были недолги. Да и не собиралась я, просто схватила сумку вперед! Мужу пыталась дозвонится по дороге, но вспомнила, что у него сегодня очередные шахматные "гастроли". Так что Иван меня не хватится, по крайне мере сегодня.

— Ну рассказывай, как ты живешь?  — спросил Костик, увидев, что я закончила свои манипуляции с телефоном.

— Да что рассказывать? Живу как все и не хуже других.  — А знаешь, Костя, давай ко мне заедем. Чем рассказывать, как живу, лучше посмотришь сам. Идет. Только я на полчасика должен буду отлучиться. Надо утрясти пару вопросов. Ничего, если так?

Костя завез меня домой, не в городскую квартиру, в дом. Привез меня и уехал. Отсутствовал, правда не полчаса, а гораздо больше. Если точно, то все полтора часа не было Кости. Я уж грешным делом подумала, что сбежал мужик испугался и сбежал. Зачем тогда сорвал меня с насиженного места? Пока его не было я открыла свою сумку и решила кое что оставить дома. Убрала оттуда прочитанные книги, теплую вязаную кофту. Вынула фотоаппарат, треногу, зря брала их, не понадобились. Отнесла их в мою комнату "фотостудию" и установила там. Потом смотрела ремонт. Да, парни продвинулись основательно. Везде стены и потолки закрыты гипсокартонными листами. Кое где на них уже нанесена штукатурка, но не 

везде. Потолки, как мы и договаривались, выполнены в двух уровнях. Из ниш для светильников висели провода...

Зря я подозревала Костю в бегстве! Он вернулся и не с пустыми руками. Большой пакет из супермаркета был полный.

— Костик! Ну зачем? У меня же все тут есть! Вон холодильник полный.

— Я гость! Не с пустыми же руками в гости ходят!

Костик закупил столько провизии, что хватило бы на неделю при умеренном потреблении. Спиртное тоже привез. Вот чудак!

Пили мы хорошо, в смысле много. Ели, правда не очень. Зато очень много говорили. Немного я, остальное Костя. Он был неотразим, как собеседник. Таким же и остался. Ничуть не изменился! Была у него такая особенность — если выпьет, его не остановить. У него было в запасе бесчисленное количество рассказов и тем, которыми он был нафарширован, как домашняя колбаса чесноком. Самое смешное было в том, что Костя никогда не мог довести ни один свой рассказ до конца благодаря бесконечным отступлениям, вставкам, сравнениям и загадкам. Вот и сейчас он был в своем репертуаре. Когда то я умела останавливать этот нескончаемый словесный марафон. Нужно было сбить его с толу, резко сменив тему. Костя в таких случаях то ли терялся, то ли обижался и на некоторое время умолкал. Повторяю, на некоторое время, не навсегда. Я решила применить эту тактику.

— Костик, не хочешь посмотреть мой дом? Мы ремонт затеяли. Может подскажешь чего...

Действительно, собеседник мой замолчал. Но вид у него был явно не обиженный, скорее довольный. Может потому, что я просила совета? Костя с важным видом осматривал комнату за комнатой. Ему явно понравилась роль консультанта. Но было заметно, что в вопросах строительства и ремонта он дилетант. Но я старалась этого не замечать, зачем?

— А тут, вижу, у тебя склад мебели,  — изрек Костя, когда мы зашли в мою комнату-"фотостудию". Я бы не хотела показывать эту рухлядь, но уже поздно было.

— Тут можно человек двадцать спать уложить!  — острил Костик.  — Сколько спальных мест... Со всего дома снесли, что ли?

— Да, выбрасывать пока не стали. Мало ли что. А так я тут иногда переночую...

Тут Костя обратил внимание на треногу с фотоаппаратом.

— О, да ты фотографией увлекаешься, как я вижу! Хвалю, дело интересное. Какой у тебя? Неплохая машинка. Не профи, конечно, но очень даже ничего. Что ты там наснимала? Можно взглянуть?

Костин говорок усыпил мою бдительность и я совершенно забыла об оставленном мною пикантном снимке. Когда вспомнила, было уже поздно... Он, видимо, был с такой техникой на "ты", поэтому быстро вошел в меню и рассматривал на небольшом дисплее то самое фото с очень интересным содержанием.

У Кости на лице появилась довольная улыбка, глазки его заблестели.

— Ну ты, мать даешь! Будь ты мужиком, сказал бы "седина в бороду..." После небольшой паузы добавил.

— А что, неплохо, очень даже ничего!

И все бы ничего, с кем не бывает. Ну захотелось очень зрелой бабе немножко пошалить, с кем 

не бывает.

— Хорошо хоть один только оставила. Самые крутые фотки удалила,  — с облегчением подумала я.

Вот странная логика у нас женщин. С одной стороны я лезла из кожи вон, чтобы сделать эти фотки. Выложила их в сети! С другой стороны, тебе неловко, что знакомый увидел одну из веселых картинок, пусть и самую безобидную. Правда, я и не хотела, чтобы на фотки наткнулся кто то из моих знакомых.

Костя автоматически листал дальше По идее там должно быть пусто, но то по идее... Не знаю, как я удаляла, но только не удалилось ничего, снимки каким то образом остались в карте памяти и Костик во все глаза пялился на эту клубничку.

Я молчала. Фразы типа "ты не так все понял" или "я тебе сейчас все объясню" были неуместны. Такие слова говорят обманутому мужу, но Костя мне не муж и я не должна перед ним оправдываться.

— Не пойму, с кем это ты? С мужем, что ли?  — недоумевал мужчина.  — Не видно толком

Мне показалось, что лицо мое стало каменным. Оно меня не слушалось.

— Нет, не с мужем,  — ответила я.

В Косте явно пропал дипломат, психотерапевт, адвокат. С помощью пары бокалов и своего всеубеждающего красноречия от привел меня в чувство и убедил рассказать ему все...

— Такие вот дела, Костик,  — закончила я свой рассказ.

— Не думаю, что ты одинока в своем решении. Таких историй масса. Они просто не выползают наружу. Как говорится, каждый хранит свои скелеты в запертом шкафу,  — резюмировал мой собеседник-утешитель.

Помолчали.

— А ты знаешь, Людочка, я даже ревную тебя!

— Ты ревнуешь?  — с недоверием посмотрела Косте в глаза.

— Да, не удивляйся. Во первых, ревную как мужчина. Мы ведь были с тобой близки... Во вторых — как друг. Почему ты обратилась к таким мутным парням? Не боишься огласки?

— Нет, Костя, не боюсь. Они у меня тот здесь,  — показала я сжатый кулак. Компромат железный...

— И все же я хочу тебе помочь. Ты ведь не перестала считать меня мужчиной?

— Чем же ты поможешь?

— Ну сказал же, что я мужчина!

Я вдруг поняла. Вот это сюрприз!

— Костя, ты это серьезно?

— Вполне. Только у меня железное условие: лица моего в кадре быть не должно. И еще. Я человек цивилизованный, в сексуальном плане табу с нек не признаю. То, что ханжи считают извращением, для меня норма,  — говорил Костя, вопрошающе глядя на меня.

Он наверное увидел испуг на моем лице, поэтому рассмеялся и пояснил.

— Нет, Люда Пугаться не стоит. Мои вкусы не столь изощренные. С тех пор, как мы расстались, я не стал ни садистом, ни любителем писсинга или копрофилии. Это грязные дела. Я все больше в ротик или в попу. Это тебя не очень пугает? Мы ведь с тобой в рот практиковали, помнишь. А что касаемо попы, то ты мне в свое время отказала в этой ласке. Хотя с парнями, судя по снимкам, ты не гнушалась этого.

— Костик, я ведь тоже 

изменилась за это время и не только внешне, ну в смысле, что постарела. У меня могли появиться новые фишки. Писсинг мне не нравится. Не знаю, что такое копрофилия, но орального секса я никогда не боялась, скорее наоборот и ты это должен помнить. А экскурс члена в попу меня тоже с некоторых пор перестал пугать!

В то день я оконфузилась перед Костей. Убеждала его, что не люблю писсинг, что я "не такая". И надо же, Как только я взгромоздилась на Костю и почувствовала его член в попе, поняла, что безудержно хочу писать, не сдержусь. И таки не сдержалась. Стала извращенкой — пустила струю на партнера. Костик, почувствовав горячую струю, пытался прикрыть ее ладошкой. Получилось только хуже. Моча разлетелась во все стороны. У Кости рубашке хорошо были видны последствия моего конфуза. Затем сработал автоспуск фотоаппарата.

— Людка, а ты, все таки стерва! Говорила не любишь писсинг!  — рассмеялся Костя, сняв напряжение и разрядив обстановку.

Мы дружно рассмеялись. Вот ситуация. Пожилая баба сидит на партнере, погрузив его член себе в зад и оба партнера ржут. Да, будет что вспомнить!

— Костик! Позволь мне все исправить!

— И каким же таким образом ты это сделаешь? Высушишь меня?  — с напускной строгостью выговаривал мне мой подмоченный партнер.

— Во первых, я отведу тебя в душ. Во вторых, выстираю твою одежду. В третьих...

— Что еще и в третьих будет что то? Писсинга не будет? Надеюсь ты всю мочу уже из себя выдавила!?  — дурашливо перебил меня Костя.

— Я для тебя танец живота исполню!

— А ты умеешь?  — с недоверием спросил мужчина.

— Обижаешь, начальник! У меня даже униформа осталась. Когда то давно, лет десять наверное прошло, мы в коллективе поздравляли нашего шефа с каким то юбилеем. Ну и, как полагается в таких случаях, кроме официоза были и комические номера. Танец маленьких лебедей, к примеру. Пошлость несусветная, конечно, но мне пришлось в этом участвовать! Сейчас я покажу тебе свои наряды. Делала ревизию вещей в городской квартире и лишнее сюда привезла. Сейчас найду...

Я вынимала из яркого пластикового пакета одну вещь за другой.

— Смотри, вот пришлось купить две юбки, хотя вначале планировали приобрести полностью сценические костюмы. Но вовремя опомнились: дорого, один раз свалять дурака и все, выбрасывай. Купила юбки, надела мужнину белую майку, белые колготки и готова балерина. Вторую юбку так и не надела для публики. Хочешь видеть балерину на пенсии?

— Валяй.  — снисходительно ухмыльнулся Костик.  — Но я бы сначала в душ..

— Извини, забыла. Ванная по коридору вторая дверь направо

— А говорила, что сама отведешь в душ,  — пробурчал Костя уже из коридора.

— Я сейчас присоединюсь!..

Костя лениво развалился на диване, слегка разомлевший после душа. Он я с явным любопытством наблюдал, как доморощенная "балерина" облачалась в свой "сценический костюм". Он был весьма прост: вышеупомянутая юбка, чулки телесного цвета с белыми резинками. Хотела "выступить с обнаженной грудью, но передумала, слишком отвисают мои сиськи. Надела лифчик.

— 

Ну как я тебе? Правда неотразима?

— Я бы сказал, что еще и сексуальна чертовски! Прямо так и хочется поиметь эту балерину!

— Мужчина, я знаете, ваше предложение так похабно,  — продолжала я ломать комедию.  — Как и актриса, могу подарить вам свое фото с автографом!

— Давайте!

— Только фото еще нет, его надо сделать!

— Ну давайте делать, с дрожу от нетерпения!

Фото в лиловой юбке мне не очень понравилось, хотя мы сделали два дубля и выбрали лучший вариант. У меня осталась "творческая" неудовлетворенность своей работой. Мне захотелось скрасить этот результат чем то более оригинальным. И я достала вторую из своих давних "балетных" юбок. Именно она да еще черные чулки составили мой сценический наряд. Вот бы действительно так на сцену выйти, шуму было бы...

Костя с явным одобрением оглядел меня.

— А для меня в твоей сумке ничего нет?  — шутил он.

— Есть, Костенька, есть! Мужское черное трико. Наряд не сценический, для тренировок..

— Показывай.

Трико было маловато для крупного мужчины. Но то оно и трико, чтобы в нег влез всякий, тянется ткань. Увидев Костю в черном облегающем трико я рассмеялась. Ну не вязалась его крупная фигура с образом стремительного, легкого болеро. Мощные руки-крюки делали его похожим на портового грузчика. Но больше всего мне понравился его член, который явно не хотел пребывать в трико и упрямо стремился наружу.

— Костя, нам придется его выпустить.

— Кого?  — не понял тот.

— Бойца твоего,  — указала я рукой на его промежность.

— Как?

— А ножницы зачем?

— Ты с ума сошла!? Хочешь мою гордость оттяпать?  — блажил здоровенный мужик.

Я улыбаясь подошла в Косте и, оттянув упругую ткань от тела, проделала в ней небольшое отверстие, которое затем осторожно расширила до нужных размеров. Член от моих осторожных манипуляций опять воспрял духом и смотрел вверх. Порядок!

Позу мы решили сделать оригинальной. Костя легко удерживал меня на весу. Для его мощных рук это было несложно. Тем более, что част моего веса взял на себя член Кости, гостивший у меня в анусе. Снимок меня сразил, особенно липкая лента для мух, попавшая в кадр. Я уже хотела было забраковать работу но партнер меня успокоил.

— Все в порядке! Ты видела что нибудь подобное?

— Нет,  — неуверенно ответила я.

— Ну вот, заявляю ответственно, что это очень даже оригинально. Оставь как есть!

Я со вздохом согласилась.

— Костик, ты меня не забывай. Вдруг мне помощь твоя понадобиться,  — говорила я, провожая гстя.

— Звони, телефон у тебя теперь мой есть. Бывай.

•  •  •

Я становлюсь все более популярной на эротическом поприще. Снимки мои, конечно не были самыми популярными. Более того, они явно уступают в количестве просмотров большинству других. Правда, я утешаю себя тем, что я загрузила свои сравнительно недавно. Но есть и подвижки. Они меня и радуют и настораживают одновременно. Две свои картинки я обнаружила на других сайтах. Я не знаю, как это происходит. То ли кто то скачал снимок, а затем выложил как свой. Или же все 

не так, не знаю. У меня уже есть восемь сюжетов из нужных десяти. Но однообразие, честно говоря, начало доставать. А с другой стороны я ведь тогда, споря с мужем, в запале сама себе поставила условие: все должно быть снято в одной комнате на фоне старых обоев. Так что условия менять не могу. Мне нужны еще два снимка. А там видно будет. Как быть с партнерами? Не пора ли поработать парням их бригада Алексея. Их двое, как раз. То, что мне нужно. Надо заняться ими. Завтра же поговорю с ними. Хотя нет, тут действовать в лоб нежелательно. Нужен ход более тонкий. Надо подумать... Не знаю, сколько бы я думала, если бы не случай. Как то зашел ко мне Леша с утра, часов так около девяти.

— Людмила Петровна, есть разговор.

— А что это ты так официально? То я была Людой, на худой конец Людмилой, а теперь, вдруг, Петровна!

— Мне нужны деньги.

— Для ремонта? Так я тебе дала позавчера на материалы...

— Нет, для меня лично. У меня есть, но немного не хватает.

— И много это "немного?  — улыбнулась я своему каламбуру. Алексей на мою остроту не отреагировал.

— Ну так сколько нужно?  — повторила я вопрос.

Парень назвал сумму. Немало, но не критично. Надо уважить, хоть он и должник мой пока еще.

— У меня налички столько нет при себе. Давай съездим в город.

Ближайший к нам банкомат не работа, пришлось ехать в банк. Я сняла деньги и передала их Леше. Он ждал меня в машине.

— Не скажешь, зачем деньги понадобились?  — спросила немного погодя.

— Не сейчас, Люда. Я потом тебе расскажу. Через пару дней, когда вернусь.

— Так ты уезжаешь?

— На два дня.

— Ну ладно, считай договорились.

— Люда, ты присмотри за парнями. Они работу знают. Но загляни к ним, дай понять, что все под контролем. Добро?

— Сделаю.

Алексей уехал, а я вернулась домой, размышляя по дороге, зачем же Лешке деньги понадобились...

— Ребятки, как вы тут?  — спросила я как только открыла дверь и вошла в ремонтируемую комнату.

Вошла и обомлела. Я сразу поняла, зачем была закрыта дверь. В комнате пыль стояла столбом в самом буквальном смысле. Парни стояли у гипсокартонной стенки и затирали шпаклевку. Затирали вручную, хотя я слышала, что есть шлиф машинки для этой цели. Они были обнажены до пояса и торсы их больше походили на античные гипсовые изваяния, нежели на человеческие тела. Фантастичность ситуации подчеркивали мощные респираторы, скрывавшие лица молодых работяг. Один работал, стоя на полу, второй был на стремянке. Зайдя в комнату, я сразу же почувствовала "благотворное" обильной мельчайшей пыли. У меня закрутило в носу и я расчихалась. Только теперь парни увидели меня. Они остановились, перестали тереть стенку и сняли респираторы. Под ними кожа была относительно чистой, что резко контрастировало с остальными, сильно запыленными частями их тел. Поскольку дышать там было невозможно, мы вышли в коридор.

— Да ребятки, припудрило вас!

— 

Это еще ничего. Бывает хуже. Мы уже финишку шлифуем, слой более тонкий и пыли поменьше.

— Ну ничего себе поменьше!  — не сдержалась я.

— Людмила...

— Петровна,  — подсказала я

— У вас в летнем душе вода есть.

— Да, там полный бак. Я, правда им редко пользуюсь, но вода там всегда есть. Так что баню себе устроите.

— Ну, это уже под вечер, когда пошабашим...

Часам к пяти вечера у меня созрел план и я обдумала пути его решения. Я решила не разбивать компанию парней, а работать с обоими сразу. Я накрыла у себя в комнате стол. Было на нем и выпить, было и чем закусить. Мой неизменный друг-фотоаппарат стоял в комнате на на своей треноге. Я поставила его так, чтобы не надо было его обходить, но и чтобы он бросался в глаза. Он обязательно должен был заинтересовать ребят. Это тоже было часть моего" коварного" плана. Я, почему то была абсолютно уверена в успехе моего предприятия и поэтому заранее приготовила для себя несколько вариантов моих нарядов. Поскольку парни молоды, мне не хотелось их разочаровывать их видом своих вислых грудей или не очень плоским животом... Чем меньше увидят, тем лучше! А так чистая, источающая приятный аромат, одежда тоже играет немалую роль. Так, еще полчасика и можно дать команду "шабаш". Рановато, конечно, но у меня уже нет сил терпеть. Хочу сегодня получить результат, дающий мне возможность выиграть спор с мужем.

Парни довольно долго плескались в душе, причем вошли туда оба одновременно. Через открытое окно были немного слышны их голоса, иногда громкий смех.

Уж не надо мной ли смеются?  — подумала я и ухмыльнулась.  — Мало ли у них своих тем...

Ребята вошли ко мне в комнату уже притихшие, чистенькие и, простите, такие "аппетитные"!

— Садитесь ребята. Покушаем немного. Может выпьете немного,  — хотя твердо знала, что выпьем.  — Вам уже можно, надеюсь?

— Напрасно вы беспокоитесь! Пашке двадцать два. Я годом моложе,  — успокаивал меня высокий брюнет — Да, простите, я Сергей. Он, как я уже сказал, Павел!

— Очень приятно, ребятки. А я стало быть...

— Да мы знаем,  — дружно загудели парни.

— Ну, тогда, молодые люди, поухаживайте за дамой и себе наливайте.

Коньяк у парней, у меня вино недолго оставались в бокалах. Молодость и физическая нагрузка способствовали хорошему аппетиту. Одним словом, процесс пошел. Через полчаса у ребят исчезла скованность по отношению ко мне. Они уже не стесняясь рассказывали мне пикантные анекдоты. Я их знала, конечно, но старалась показать, что это удивительно остроумно и смешно. Дальше больше. По их рассказам парни пользовались значительным успехом у женщин.

— У девушек, наверное,  — решила подправить.

— Нет,  — сказал Сергей и по большому секрету сообщил, что у него есть женщина, гораздо старше, чем он и что она в нем души не чает.

— А ты тоже любишь дам постарше?  — обратилась я к Паше.

Парень отвел глаза в сторону, и чуть помедлив коротко ответил.

— Да.

— Что ж это вас так в зрелы 

женщинах привлекает?  — пыталась я казаться удивленной, хотя знала, что врут оба беззастенчиво.

— У них опыта больше,  — ответил Сережа.

— Жизненного опыта,  — с издевкой уточнила я.

— Нет, не жизненного, сексуального,  — гордо ответил Серж.

— Мальчики, так у вас уже есть сексуальный опыт! А я то, дура, вас мальчиками называю! Вы уж меня простите...

Парни переглянулись, самодовольство так и перло из них. Паша встал и решал пройтись по комнате, хотя ходить то было особо некуда, из за нагромождения мебели. Тут то он и наткнулся на фотоаппарат. Он его явно и сильно заинтересовал.

— О, у вас классная штучка! Какой объектив большой! Зеркалка?  — спросил он с видом знатока.

— Да,  — ответила я

К Паше подошел и Сережа и они с интересом стали рассматривать камеру. Я решила им помочь. Показывая основные элементы управления фотокамерой, я будто невзначай касалась грудью плеча Паши, или коленкой касалась ноги Сергея. Понемножку, по чуть чуть. Вода камень точит!

— А давайте сделаем несколько снимков, интересно же!  — предложил Паша.

— Обязательно сделаем, Павлик, Сделаем, и не один! Но чуть позже. А пока давайте еще коньячку...

•  •  •

Парням явно не терпелось себя в чем то проявить. Пусть не на деле, так хоть словесно. А я как могла подливала масло в огонь...

— С такими фигурами, как вас, можно и в кино сниматься! Одно загляденье!

Не выдержал более молчаливый Паша. С видом заговорщика он понизив голос, произнес.

— А я уже снимался.

— Правда!?  — всплеснула руками.  — А в каком фильме?

— Это не совсем обычный фильм,  — чуть не лопаясь от осознания своего, пусть и дутого величия, ответил Павлик.

Я с интересом ждала продолжения, уже догадываясь, о чем пойдет речь.

— Это был порно фильм,  — понизив голос, добавил парень.

Сергей молчал, может завидовал пусть и картонной славе товарища.

— Интересно было сниматься?  — донимала я вопросами Пашку.

Тому уже было поздно поворачивать обратно.

— Да, очень интересно. Народ вокруг, ну съемочная группа, а я актрису жарю, ну трахаю то есть!

— Красивая, наверное, девочка была?  — толкнула я парня на тонкий лед.

— Что вы, как раз наоборот. Зрелая была. Ну вот вроде вас,  — сказал Павел.

— Павлик, я уже начинаю завидовать той актрисе,  — перешла я на открытый текст, решив что хватит с меня иносказаний и полунамеков.

— А что завидовать, я и с вами могу!  — разошелся Пашка.

— Что, даже кино снимем?  — уже не сдерживалась я.  — Так у нас видеокамеры нет.

— А у вас вон фотик стоит классный.

— На нем видео всего на несколько секунд. А вот фото можем сделать соответствующее, тем более я вам обещала.

Парни молчали. И я решила нанести удар ниже пояса.

— Конечно, на такое не каждый согласится, сделать интимное фото с пожилой дамой. Тут смелость нужна. Да, смелость.

Это была именно та капля, которая переполнила чашу.

— А кто сказал, что мы боимся, что смелости нам не хватит?  — с вызовом спросил Сергей.

— Ребята, так вы вдвоем хотите на одну женщину?  — с деланным испугом спросила я.

Но парней уже понесло, их 

было не остановить.

— Вы сами напросились, так что теперь поздно жаловаться.

— Что же, я вынуждена согласиться, раз уж виновата. Делать нечего. Только у меня есть условие, нет, скорее просьба. Я не могу раздеваться. У меня шрамы на теле, после аварии,  — соврала я и пошла переодеваться...

Первым был Павлик.

Я тоже не буду раздеваться, как и вы. И остался как был в одежде. Ну штаны я ему, конечно, расстегнула сама и сделала парню хороший вступительный минет. Затем напомнила Павлу, что он все таки порно актер, пора бы заняться делом.

— Пашка отработал на отлично. У меня все на получалось вовремя взгромоздиться на парня, не успевала до срабатывания затвора фотоаппарата. Вышло только с третье попытки. И Пашка не спасовал. Член его терпеливо ждал мою киску, он был тверд как кость!

Не спасовал и Сережа. Он в отличие от Павла решил снять брюки, оставшись в футболке. У него было два предварительных условия. Во первых, попросил меня переодеться. Во вторых, спросил, нет ли у меня презерватива. Презик у меня конечно же был, и не один! Вот почему на втором снимке я в другой одежде. А презерватив, кстати хорошо виден на фото...

Ночевали парни у меня. В комнате моей было спальных мест предостаточно. Ребята, пока окончательно не протрезвели, посещали мое ложе по нескольку раз. Беспокойная выдалась ночка! И только наутро стало заметно, что Сергею было очень неловко. Алкоголь больше не действовал и ему было не по себе. Он стеснялись смотреть в мою сторону. Пашка же вел себя как ни в чем не бывало. Может, действительно у него было что с порно фильмами? Кто его знает. Я дала парням выходной в тот день.

— Отдыхайте, ребята, вы неплохо потрудились вчера... и сегодня!

Оцените рассказ «Людмила»

📥 скачать как: txt  fb2  epub    или    распечатать
Оставляйте комментарии - мы платим за них!

Комментариев пока нет - добавьте первый!

Добавить новый комментарий


Наш ИИ советует

Вам необходимо авторизоваться, чтобы наш ИИ начал советовать подходящие произведения, которые обязательно вам понравятся.